Последнее испытание

Они стояли молча на ярком фоне неба, неподвижные фигурки в платьях кричащих цветов, напоминая кукол в ярмарочном балагане, и смотрели ему в след. Никто из них не поднял руки и не помахал, никто не пожелал удачи и не попрощался. Молчаливые взгляды раскосых глаз цвета весеннего неба в спину, и всё.
Он перестал чувствовать их только когда вступил в лес. Деревья скрыли его, омыли от этих взглядов. Ему сразу стало легко, точно он вдруг сбросил с плеч тяжёлый груз лет, что прожил здесь. Долгих семь лет, которые по легендам должны были показаться ему семью часами.
Легенды часто врут, сглаживают изъяны, заваливают нечистые ямы лепестками из роз.
Когда он подкарауливал в лесу танцы волшебного народца, он ожидал, что, вступив в их круг, увидит великолепный, чарующий двор королевы эльфов. Так говорили эти легенды. О, в них было всё и любовь, и великие предначертания, нужно только было вовремя оказаться в нужном месте. И таким местом вполне мог стать ведьмин круг на лесной поляне там где грибы по какой-то страной причине вдруг выросли так, точно решили поводить весёлый хоровод. Говорили, что это они танцевали вместе с эльфами.
И он нашёл такое место, кроме того, отважился войти в него в полнолуние. Но перед тем, что он увидел, слово «чарующий» меркло, словно шикарный алмаз перед светом настоящей звезды. И когда королева эльфов приказала молчать все эти годы, он не посчитал это страшным. Он уже знал, что самое ужасное для него будет просыпаться каждое утро и бояться, что это его последний день в холмах.
Он веселился на эльфийских пирах, не боясь вкушать их пищу, скакал на их лошадях — напоминающих ветер, а гривами волосы дочерей короля, и ласкал их женщин с волосами как сон. Он охотился на их животных, встречал рассвет на берегу моря Вечности с единорогом, и видел в его глазах звёзды не земли и не мира эльфов. Он купался в прозрачных реках и играл с русалками. И слова ему были не нужны, что можно было сказать в таком месте? Любое слово, упавшее с его губ, превратилось бы в булыжник.
Но последний день настал. Мужчина почувствовал это, как только проснулся. Было очень тихо, неслышно было ни музыки, ни смеха, а рядом с кроватью в кресле сидел его друг.
Эльф поднял голову, тряхнул волосами цвета спелого льна, и мужчина увидел на щеках и в миндалевидных глазах искорки слёз.
— Сегодня ты покинешь нас.
Он хотел, было спросить – почему? но вспомнил, что должен молчать. И впервые это стало для него тяжело, он просто взял руку друга в свои и заглянул ему в глаза. Семь лет назад эти глаза смеялись как солнечная рябь на воде, теперь они напоминали озёра во время грозы.
— Королева ждёт тебя, пойдём, — зашуршали зелёные шелка, Элден поднялся, — одевайся, я подожду за дверью, — и быстро вышел.
Мужчина понял, эльф плакал.
Они познакомились ещё там, в танцующем круге на опушке леса, когда смертный осознал насколько не совершенен пред этими созданиями и испугался. Элден отвёл его к королеве, и рассказал о подарке, ожидающем того, кто выполнит её наказ. Элден был его поводырем в стране эльфов и… это он познакомил его с Илой.
Ила хрупкая и гибкая, похожая на иву и такая же грустная, в её глазах не отражалось солнце, даже когда он целовал её яркими летними днями, мужчина понимал, она знает, как знает и он, что последний день настанет неожиданно.
Ожидание. Целых семь лет он боялся и ждал этого дня. И вот когда, наконец, проснулся в этом дне, ему стало легче, теперь должно было наступить то, для чего он пришёл сюда. И всё же это был конец.

Королева эльфов вновь поразила его, всякий раз встречая её смертный не узнавал повелительницу. Она никогда не была прежней. Сегодня это могла быть высокая стройная красавица с надменным взглядом раскосых глаз, завтра сгорбленная старуха. В иной раз на неё было больно смотреть, как если бы смотришь на солнце, встретишь её через час и это уже тёплый свет очага родного дома, или серебристое сияние холодной луны. Она менялась, как меняется природа, всегда удивительная и непостижимая, потому что это и есть настоящая красота.
Сегодня она походила на ветер и совсем мало на эльфа, во всём её облике было что-то порывистое, постоянно изменяющееся и неуловимое. Окутанная лёгкой дымкой она не была полностью ясна для пришедшего к ней смертного, но эта тайна западала в его душу, в его сердце.
— Сегодня истекает твой срок, сегодня ты можешь говорить, — голос то набирал силу, то нисходил до шёпота, до лёгкого ветерка и тут же надвигался ураганом, — ты готов?
— Да, — это всё что смог сказать пришедший, у него был голос, но слов у него не было.
— Хорошо, — Королева поднялась, — тогда тебя ждёт последнее испытание, — и вновь спросила, — ты готов?
И снова мужчина ответил:
— Да, — и понял, что Королева улыбается, хотя не видел её лица.
— А ты знаешь, что это будет непросто, но только после этого испытания ты сможешь забрать подарок и уйти к людям, — и, опережая вопрос, продолжила, — но остаться ты не можешь.
— Многим удалось преодолеть испытание?
— Никому до этого момента.
— В чем же оно заключается?
— Ты должен провести ночь в лесу, в том, куда никто не ходит, а на рождении солнца тропинка приведёт тебя к твоему миру, и ты сможешь вынести из чащи только одну вещь, это и будет твой подарок, ты поймёшь, что это, без подсказок с моей стороны. Ты пойдёшь?
— Да.
— Я знала, что ты так ответишь. Иди, до заката солнца ты свободен.
— Я могу говорить?
— Можешь, — ветер взъерошил ему волосы.

Он вышел из дворца и замер. Когда двери за ним закрылись, он вдруг понял, какой тяжёлый груз свалился на его плечи. Теперь он мог говорить, но хотел ли этого? За эти семь лет он перебрал в своих мыслях тысячи слов, которые скажет Иле. А выходит, что ему предстоит сказать только одно: – «Я ухожу, любимая». Он не был ни менестрелем, ни поэтом, что он мог сказать сказочной девушке? Раньше она читала в его глазах только, что он любит её, что прочтёт теперь она по губам его?
Мужчина вздохнул и пошёл к озеру, месту их каждодневных встреч. Ила была уже там, она сидела в небольшой белой беседке на берегу и смотрела на лебедей плавающих по водной глади. Он подошёл и положил ей руки на плечи:
— Я…
— Так вот какой у тебя голос, — прервала его девушка, — а я всё гадала, как же он звучит. Не говори больше ничего, произнеси лишь моё имя. Ты же знаешь, эльфы бессмертны, и я буду хранить звук твоего голоса вечно, все времена пока светят звёзды, и идёт дождь, я не забуду его мелодию. Я знала, что когда-нибудь ты уйдёшь, как уходили многие до тебяЮ, дерзнувшие попасть в наше царство, но никто и никогда не оставлял ни в чьём сердце мелодию своего голоса. Ты первый. И я знаю, ты пройдёшь последнее испытание нашей Королевы и получишь подарок. Но я хочу тебе подарить тоже кое-что на прощание. Загадку. Она очень простая и говорить её нужно голосом ребёнка: – «Как тебя зовут»? А теперь произнеси моё имя и уходи, этот день пройдёт быстро.
Мужчина убрал руки с плеч Илы. Ему было очень горько, но то, что с ними происходило, было неизбежностью, и тут он подумал, что в этом есть нечто милосердное. Смертный в царстве эльфов стареет медленно, но всё же стареет, и может быть, он возненавидел бы свою любимую, превратившись в жалкого старца с дрожащими морщинистыми руками, за то, что она осталась великолепно молодой. И он постарался вложить в свой голос как можно больше любви и нежность, чтобы эти чувства, сблизившие их, остались жить вечно, пока светят звёзды и идут дожди:
— Ила.

Он ушёл, не оглядываясь, туда на берег моря, где камни подпирали друг друга, как закадычные друзья выбравшиеся под утро из кабака, или раненые войны на поле брани. Сейчас ему ближе было второе, он уселся на один из камней и стал смотреть на то, как волны пенятся, набегая на берег, и отступают. И он понимал, что волны не повторяются. Каждый раз касается песка другая волна, не та, что была перед ней, потому что волна это миллионы капелек, они бежали сюда из ручьёв, вливались в реки, выпадали дождём, только что бы поцеловать песок перед этими камнями. Но почему, в чём состояла эта тайна?
— Пора, — голос принадлежал Элдану, — небо окрасилась алым.
— А я и не заметил, как прошло время, впервые за эти семь лет.
— Если воды много пить не хочется, когда остаются последние капли, они заканчиваются очень быстро.
— Я никогда вас больше не увижу.
— Мой друг, всё возможно, может быть, вскоре мы встретимся вновь, всё зависит только от тебя.
— Но я же простой смертный!
— Сейчас да, но если ты выдержишь последнее испытание, у тебя появится возможность бросить вызов вечности. Как ты думаешь, почему это море называется морем Вечности?
— Я как-то об этом не задумывался.
— А зря, ведь каждое слово, каждая вещь хранят в себе свою неповторимую загадку, только мы настолько привыкли к тому миру, что вокруг нас, что перестаём замечать эти чудеса.
— Людские судьбы как эти волны, они повторяют друг друга — рождение, детство, юность, те же самые ошибки и беды, взросление, старость, смерть и всё тот же вопрос — зачем это всё? Зачем волны приходят, что бы поцеловать песок? Зачем человек живёт, если в конце его ждёт смерть? Я не могу ответить на этот вопрос.
— Это нормально, мы не знаем всех ответов, и загадка является частью красоты и гармонии.
— Загадка?
КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?
— У нас нет времени, пойдём.
Волны вздыхали у камней, сменяя друг друга.

И вот перед ним были только деревья. Он окунулся в их прохладу, как ребёнок в воду ласкового лета, и опустился на траву. Его прошлое осталось где-то там позади, а будущее ещё не начиналось. Мужчина подумал, что этот лес похож на смерть, а он — на покойника. Живые проводили его и ушли, зная, что он больше не вернётся, и он сам знает это, а ему страшно от неведенья, что же ждёт его там, в мире людей, куда попадёт он завтра. В мире эльфов он прожил семь лет, но сколько лет прошло в старом мире? Десять, двадцать, семьдесят? Он впервые задумался над этим, над тем, что возможно в мире людей не осталось никого, кого он когда-то знал и любил. Он попытался вспомнить их имена и лица и не смог, только где-то в глубине души вдруг показался образ смутный точно стёртый, образ светловолосой девушки с грустными глазами, но кто она он не мог припомнить. Может быть, такой была его мать давным-давно, когда качала его в колыбели, может, это была девушка, которую он любил и оставил ради того чтобы увидеть сказку. И он заплакал в страхе, что его жизнь прошла без него. Он лежал на земле покрытой листьями и плакал, а деревья шумели над ним, точно успокаивая, шептали что-то, наклоняли ветви. И ему вдруг захотелось стать деревом и навсегда остаться здесь. Зачем куда-то идти и о чём-то помнить, когда можно вечно стоять в этом лесу, и не будет бед и горестей, не будет вечного страха, с которым появляется человек на свет и с которым он проходит всю свою жизнь, унося этот страх затем в могилу.
Он поднялся и раскинул руки, сейчас из его ног рванутся в землю корни, потянутся к сокам её, и не дадут ему упасть, руки превратятся в сучья и покроются листвою, в них поселятся птицы, и он будет радоваться солнцу и дождям. И лишь его голос будет жить, в чужом сердце.
Голос.
КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?
Казалось, этот вопрос произнесли совсем рядом, за его спиной. Мужчина вздрогнул и упал на колени, чувствуя, как стекает с него наваждение. Ему вдруг стало стыдно, стыдно перед Илой, стыдно перед всеми кого он забыл, за свой страх, за свою трусость. Разве волны сожалеют, разве он должен сожалеть о том, что сделал? Ведь это стоило того, и повторись всё заново, он бы вновь вошёл в танцующий круг.
Мужчина поднялся, стряхивая со штанов прилипшую листву, и огляделся. Теперь он увидел лес другим, это были не просто деревья. Он видел людей застывших, одеревеневших, в тонкой иве и могучем дубе он видел сковавший их страх, страх перед жизнью. И ему стало стыдно за себя, за то, что он хотел предать и тех, кого он забыл, и тех, кого ещё хранила его память. Жизнь, его прошлая жизнь, вдруг так ясно предстала пред ним, что он вскрикнул. И он хотел предать её! Предать свой первый крик, свой первый шаг, нежность в глазах девушки, которую он впервые поцеловал, голос отца, улыбку матери, шум леса над головой, бег коня, на которого он впервые сел, кисло-сладкий вкус яблока, желание на упавшую звезду, теплоту мечты, ожидание сказки.
КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?
— Меня зовут Человек! И только это знание я хочу унести отсюда, потому что в этом слове заключена вся моя сила, всё моё бессмертие, — произнёс он в слух и засмеялся. Потому что страх ушёл, потому что над деревьями вставало солнце, потому что где-то было море. Что будет, если ручей забудет течь? Что будет, если не придут на берег волны, а единорог превратиться в обычную лошадь, и человек забудет, что он человек? Нет, этого не будет никогда, и потому ему было легко и весело. И ещё, потому что сказки в сердцах людей будет жить вечно, и матери будут рассказывать их детям, пока светит солнце и идут дожди